Ковалевская Софья Васильевна

Ковалевская Софья Васильевна

Софья Васильевна Ковалевская - величайшая женщина-математик, университетский профессор. Хотя ее творчество происходило в областях науки, которые стоят очень далеко не только от школьного курса математики, но и от курсов высших учебных заведений, однако жизнь и Личность С. В. Ковалевской очень интересны и поучительны, а ее имя представляет гордость русской науки.
Софья Васильевна родилась 15 января 1850 года в Москве, в семье генерала В. В.. Корвин-Круковского (в метрическом свидетельстве С. В. Ковалевской фамилия передается в форме «Крюковской»), который вскоре вышел в отставку и поселился в своем имении в. Витебской губернии. Дочери генерала, младшая Софья и старшая Анна, воспитывались под наблюдением гувернанток, изучали иностранные языки и музыку, чтобы стать хорошо воспитанными дворянскими барышнями. Однако генерал, сам ученик знаменитого математика М. В. Остроградского, решил дать младшей дочери и более серьезное образование, для чего был приглашен прекрасный учитель — Иосиф Игнатьевич Малевич. Ученица оказалась понятливой и старательной, но к арифметике сначала не проявила особого интереса. Лишь на пятом году обучения 13-летняя ученица при нахождении отношения длины окружности к диаметру (числа π) проявила свои математические способности: она дала свой самостоятельный вывод требуемого отношения. Когда Малевич указал на несколько окольный путь вывода, примененный Софьей, она заплакала.
Сама Софья Васильевна рассказывает в своих воспоминаниях, что большое влияние на пробуждение у нее интереса к математике оказал дядя своими рассказами о квадратуре круга (неразрешимая задача о построении циркулем и линейкой квадрата, имеющего площадь, равную площади данного круга) и других увлекательных математических вопросах. Эти рассказы действовали на фантазию девочки и создали в ней представление о математике, как науке, в которой имеется много интересных загадок.
Софья Васильевна рассказывает еще о другом случае, укрепившем в ней интерес к математике. Детская комната за нехваткою обоев была оклеена листами лекций по высшей математике, которые слушал в молодости ее отец. Таинственные формулы, загадочные слова и фигуры от частого обозрения их врезались в память девочки. Когда в возрасте пятнадцати лет она стала брать уроки высшей математики у очень известного педагога А.Н.Страннолюбского и слушала изложение тех же вопросов, о которых она без понимания смысла читала на «обоях», то сообщаемые ей учителем новые понятия казались старыми знакомыми и она усваивала их, к удивлению учителя, очень легко.
Но еще до этого четырнадцатилетняя Софья удивила приятеля отца, профессора физики Н.П.Тыртова, своими способностями. Профессор привез Софье свой учебник физики. Вскоре оказалось, что не прошедшая еще курса школьной математики Софья самостоятельно разобралась в смысле употребляемых в учебнике математических (тригонометрических) формул. После этого генерал, гордый успехами своей дочери, разрешил ей во время зимних пребываний в Петербурге брать уроки математики и физики, чем не замедлила воспользоваться пятнадцатилетняя Софа.
Однако этого было для нее мало. Софья Васильевна стремилась к получению высшего образования в полном объеме.
Двери высших учебных заведений в России для женщин в то время были закрыты. Остался лишь путь, к которому прибегали многие девушки того времени, искать возможности получения высшего образования за границей.
На поездку за границу нужно было разрешение отца, который о такой поездке дочери и слышать не хотел. Тогда Софья Васильевна, которой исполнилось уже восемнадцать лет, выходит фиктивно замуж за Владимира Онуфриевича Ковалевского, знаменитого впоследствии естествоиспытателя, и в качестве его «жены» уезжает вместе с сестрой в Германию, где ей удаётся, не без трудностей, поступить в Гейдельбергский университет.
Профессора университета, среди которых были знаменитые ученые, были в восторге от способностей своей ученицы. Она стала достопримечательностью маленького городка. Встречая ее на улицах матери указывали на нее своим детям, как на удивительную русскую девушку, которая в университете изучает математику.
В течение трех лет Софья Васильевна при очень усиленных занятиях прошла курс университета по математике, физике, химии и физиологии. Ей хотелось усовершенствоваться в области математики у крупнейшего в то время в Европе математика Карла Вейерштрасса в Берлине. Так как в Берлинский университет женщин не принимали, то Вейерштрасс, восхищенный исключительными способностями Софьи Васильевны, в течение четырех лет занимался с нею, повторяя ей лекции, которые читал в университете. В 1874 году Гёттингенский университет, центр математической науки в Германии, по представлению Вейерштрасса, присудил Софье Васильевне степень доктора без защиты диссертации за три представленные работы. В своем представлении Вейерштрасс указывал, что он не знает среди своих многочисленных учеников, съезжавшихся к нему из всех стран, никого, которого он «мог бы поставить выше госпожи Ковалевской».
С дипломом «доктора философии с высшей похвалой» двадцатичетырехлетняя Софья Васильевна с мужем вернулась в Россию.
Сестра ее Анна, которая имела писательский талант, признанный Ф. М. Достоевским, еще из Гейдельберга уехала в Париж и там вышла замуж за революционера Виктора Жакляра. В деятельности Парижской коммуны (1871) Анна Васильевна и ее муж принимали активное участие. Во время разгрома Коммуны Виктор Жакляр был схвачен. Ему грозил расстрел. Софья Васильевна, пробравшаяся с мужем в осажденный Париж, работала в госпитале для раненых коммунаров. Для спасения мужа сестры Софья Васильевна выписала в Париж отца, которому вследствие прежних знакомств с влиятельными деятелями нового буржуазного правительства удалось устроить «бегство» зятя.
Софья Васильевна с мужем поселилась в Петербурге. Никакого применения своих знаний она найти не могла. На несколько лет она отошла от математики, принимая самое деятельное участие в политической и культурной жизни родины. Благодаря П.Л.Чебышеву она в 1880 году вернулась к математике. Ее просьба о разрешении держать экзамены на получение ученой степени в России была отклонена министерством. Безрезультатной оказалась также попытка профессора Гельсингфорского университета Миттаг-Леффлера устроить Софью Васильевну преподавателем этого университета.
В 1881 году в Стокгольме был открыт новый университет, кафедра математики которого была предоставлена профессору Миттаг-Леффлеру. После весьма сложных усилий ему удалось склонить либеральные круги Стокгольма к решению пригласить Софью Васильевну на должность доцента в новый университет. После трагической гибели мужа в апреле 1883 года Софья Васильевна в ноябре того же года переехала в Стокгольм. Демократическая газета встретила приезд ее словами:
«Сегодня мы сообщаем о приезде не какого-нибудь пошлого принца... Принцесса науки, госпожа Ковалевская, почтила наш город своим посещением и будет первым доцентом женщиной во всей Швеции».
Консервативные слои ученых и населения встретили Софью Васильевну враждебно, а писатель Стриндберг доказывал, что женский профессор математики есть явление чудовищное, вредное и неудобное. Однако талант ученого и талант педагога, которыми обладала Софья Васильевна, заставили умолкнуть всех противников. Через год она была избрана штатным профессором, и ей было поручено кроме математики и временное чтение лекций по механике
На 1888 год Парижская Академия наук объявила для получения одной из самых боль��их своих премий тему: «Задача о вращении твердого тела вокруг неподвижной точки». Эта задача была решена до конца лишь в двух частных случаях. Решения эти принадлежали величайшим математикам своего времени: петербургскому академику Л. Эйлеру (1707—1783) и французскому математику Ж Лагранжу (4736-1813). Требовалось «усовершенствовать задачу в каком-нибудь существенном пункте». На конкурс среди 15 работ поступила и работа под девизом: «Говори, что знаешь, делай, что должен, да будет, что будет». Эта работа была настолько выше всех остальных, что академическая комиссия, состоявшая из крупнейших математиков Франции, присудила автору увеличенную с 3000 до 5 000 франков премию. Автором ее оказалась Софья Васильевна Ковалевская. Она же, как отмечает французский журнал того времени, пришедшая для получения премии, была первой женщиной, переступившей порог Академии.
Понятна радость Софьи Васильевны, которая по этому поводу писала:
«Задача, которая ускользала от величайших математиков, задача, которую назвали математическою русалкою, оказалась схваченной... кем? Соней Ковалевской!"
Предпринятая друзьями Софьи Васильевны попытка «возвратить С. В. Ковалевскую России и русской науке» кончилась лицемерною отпискою царской Академии наук о том, что «в России госпожа Ковалевская не может получить положения столь почетного и хорошо оплачиваемого, как то, которое она занимает в Стокгольме». Лишь в конце 1889 года академикам -математикам удалось добиться избрания Софьи Васильевны членом-корреспондентом Петербургской Академии, причем предварительно Академии пришлось решить принципиальный вопрос о «допущении лиц женского пола к избранию в члены-корреспонденты». Так как это почетное звание не давало никаких материальных средств, то возвращение Ковалевской на родину осталось по-прежнему невозможным».
В начале 1891 года Софья Васильевна, возвращаясь с зимних каникул, которые она провела в Италии, простудилась; 10 февраля она скончалась в Стокгольме и похоронена там.
С.В.Ковалевская напечатала девять научных работ, получив за одну из них еще премию Шведской Академии наук. Работы ее относятся к области чистой математики, механики, физики и астрономии (о кольце Сатурна). В работе по механике она закончила то, что начали знаменитые Эйлер и Лагранж, в математике завершила идеи Коши, в вопросе о кольце Сатурна дополнила и исправила теорию Лапласа. Эйлер, Лагранж, Лаплас, Коши - это крупнейшие математики конца XVIII и начала XIX века. Чтобы дополнить или исправлять работы таких корифеев науки, нужно быть очень большим ученым. Таким ученым была С. В. Ковалевская. Новые научные результаты, полученные ею, излагаются в больших университетских курсах.
Софья Васильевна в то же время была замечательным писателем-беллетристом. Ее автобиографические «Воспоминания детства», роман «Нигилистка» и отрывки незаконченных или утерянных повестей дают интересную картину общественной и политической жизни России второй половины XIX века. Критика отмечала, что со страниц ее повестей «веет Тургеневым». Она же написала совместно со шведской писательницей Миттаг-Леффлер интересную драму „Борьба за счастье", единственное в мировой литературе произведение, написанное по математическому плану.
С. В. Ковалевской помимо ее научных и литературных заслуг принадлежит исключительное место в истории борьбы за равноправие женщин. Она неоднократно говорит в своих письмах, что ее успех или неуспех является не только ее личным делом, а связан с интересами всех женщин. Поэтому, она была чрезвычайно требовательна к ceбе. В одном из своих стихотворений она пишет:

„С того человека и взыщется много,
Кому было много талантов дано!"

Софья Васильевна сознавала, что ей дано много талантов, что она вложила их в дело всех женщин и что с нее много спросится.
Когда Софья Васильевна в восьмидесятых годах хлопотала о признании ее ученых прав в России, царский министр ответил, что госпожа Ковалевская и ее дочь не доживут до времени, когда в России женщина получит доступ на профессорскую кафедру.
Царские министры были не только плохими политиками, но и плохими пророками. Дочь Софьи Васильевны - врач Софья Владимировна Ковалевская, умершая в 1952 году в Москве, - прожила 35 лет при советской власти, когда женщине открыты все поприща деятельности.
До Софьи Васильевны Ковалевской история математических наук знает лишь нескольких женщин-математиков. Таковы: гречанка Ипатия в Александрии, растерзанная в 415 году нашего летосчисления толпою христиан, возбужденных агитацией монахов, опасавшихся влияния на начальника города красивой и ученой язычницы Ипатии; маркиза дю Шатле (1706—1749), переводчица сочинений Ньютона на французский язык»; она училась у Вольтера историческим наукам и учила Вольтера математическим; биография ее отмечает что для обоих это учение оказалось безрезультатным; профессор математики Болонского университета итальянка Мария Аньези (1718 -1831). Имя которой носит в высшей математике кривая линия локон
Аньези"; француженка Софья Жермен(1776-1831), имя которой встречается в теории чисел и высшем анализе француженка Гортензия Ленот (1723-1788), известная вычислительница, Шенем которой назван цветок гортензия, привезенный из на Индии.
В Советском Союзе много женщин - профессоров математики, среди которых можно указать таких выдающихся профессоров, как Вера Иосифовна Шифф (ум. в 1918 г.), Надежда Николаевна Гернет (1876—1943), Екатерина Алексеевна Нарышкина (1895—1940), подруга С. В. Ковалевской Елизавета Федоровна Литвинова (1845—1918), и много ныне здравствующих. Вместе с тем нельзя не согласиться с членом-корреспондентом Академии наук СССР, доктором физико-математических наук Пелагеей Яковлевной Полубариновой-Кочиной, что «Ковалевская превосходила своих предшественниц талантом и значительностью полученных результатов. Вместе с тем она определила общий уровень женщин, стремившихся к науке в ее время".
С. В. Ковалевская остается на все времена гордостью русский науки.